Выбери язык

English French German Korean

Ваши отзывы о турбазах

Cайт о Байкале

История решения «байкальской проблемы»

В отличие от предшествующих этапов «байкальской» истории, для современного периода принципиально важно выделить наиболее крупные события, которые способствовали решению экологических проблем в регионе и сохранению окружающей среды.
В истории байкальской проблемы могут быть условно выделены три этапа:
1) этап экстенсивного развития экономики (середина 50-х – первая половина 70-х годов);
2) этап кризисных явлений (вторая половина 70-х – начало 80-х годов);
3) этап перехода к новой политической и экономической ситуации (начало 90-х годов – по настоящее время).
Каждый этап имел свою специфику экономического развития, отражающую социально-политические процессы, происходившие в стране. На этом фоне гораздо отчетливее видна эволюция экологической политики государства в отношении байкальской проблемы.
Первый этап: экстенсивное развитие экономики
К наиболее заметным эпизодам этого времени следует отнести массовую распашку целинных и залежных земель, пуск в 1956 г. Иркутской ГЭС, в результате чего естественный уровень оз. Байкал повысился на 1,0 м, а также начало строительства на южном берегу озера Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК). В 1959 г. Совет Министров СССР принял решение о строительстве Селенгинского целлюлозно-картонного комбината (СЦКК). Общественность активно выступила против строительства лесохимических производств на Байкале, что не могло остаться незамеченным.
В мае 1960 г. Совет Министров РСФСР принял постановление № 652 «Об охране и использовании природных богатств в бассейне Байкала», которым, в частности, запретил приемку и ввод Байкальского и Селенгинского комбинатов без выполнения мероприятий, обеспечивающих очистку и обезвреживание сточных вод. Однако строительство целлюлозных комбинатов, вопреки нормативным документам, продолжалось, при этом без завершенных проектов. В 1966 г. вступила в строй первая очередь БЦБК, который, несмотря на создание многоступенчатой системы очистки, так и не обеспечил необходимого качества сточных вод.
В целях устранения допущенных ошибок 21 января 1969 г. Совет Министров СССР принял постановление № 52 «О мерах по сохранению и рациональному использованию природных комплексов бассейна озера Байкал». В этом документе особое значение придавалось установлению водоохранной зоны Байкала в границах его водосборной площади (в пределах СССР) с более жестким режимом природопользования. Для определения такого режима всем заинтересованным министерствам и ведомствам предписывалось провести в 1969–1971 гг. необходимые научно-изыскательские работы, разработать и представить в 1971 г. в Совет Министров СССР проект организации водоохранной зоны озера Байкал с комплексом организационно-хозяйственных мероприятий и проект правил охраны вод озера Байкал и естественных ресурсов бассейна этого озера. В качестве одной из мер ужесточения экологических требований запрещалось строительство новых и расширение действующих предприятий, если они не могут предотвратить загрязнение водной или воздушной среды региона.
Следуя существовавшей тогда традиции, 26 февраля 1969 г. Совет Министров РСФСР продублировал союзное постановление и детализировал мероприятия по его выполнению для своих ведомств.
Однако предприятия региона зачастую не смогли решить поставленные задачи как по части строительства очистных сооружений, так и по части оптимизации природопользования. В связи с этим 16 июня 1971 г. появилось новое постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О дополнительных мерах по обеспечению рационального использования и сохранения природных богатств бассейна озера Байкал». В нем обращалось внимание на неудовлетворительную работу министерств и ведомств, ответственных за экологическое состояние Байкальского региона, на необходимость ускорения разработки проекта организации водоохранной зоны и активизации научно-исследовательских работ на Байкале.
Основной задачей проекта была разработка комплекса организационно-хозяйственных мероприятий, обеспечивающих социальноэкономическое развитие региона и сохранение качества его водных ресурсов. В проекте предусматривалось увеличение объема валовой продукции промышленности и сельского хозяйства, лесозаготовок на долгосрочную перспективу, развитие населенных пунктов, транспорта, восстановление стада ценных сиговых рыб. В целях очищения вод озера предлагалось сбрасывать стоки БЦБК в р. Иркут, а для СЦКК разработать схему замкнутого водопользования или использования его очищенных стоков на орошение.
В ноябре 1973 г. Минводхозом СССР были утверждены «Временные правила охраны вод озера Байкал и естественных ресурсов его бассейна». Правила предусматривали согласование темпов и масштабов планируемого развития производительных сил с природоохранными мероприятиями, конкретные организационные способы, приемы и методы защиты вод от загрязнения промышленными и бытовыми выбросами, лесосплавом, флотом; меры по охране земель, рыбных запасов, лесов; развитие туризма и транспорта.
21 июля 1977 г. ЦК КПСС и СМ СССР принимают постановление «О мерах по дальнейшему обеспечению рационального использования природных богатств бассейна озера Байкал», в котором требуют обеспечить к 1985 г. полное прекращение сброса неочищенных сточных вод в водоемы и максимальное сокращение воздушных выбросов.
Таким образом, благодаря жесткому контролю и целевому финансированию были решены многие природоохранные задачи: прекращен молевой сплав древесины, построены новые лесовозные дороги, сооружены многоступенчатые очистные сооружения в г. Улан-Удэ. Однако эффективность этих мероприятий была низкой, ибо развитие экономики превалировало над природоохранными мероприятиями и главное внимание уделялось не причинам, а следствиям.
Второй этап: кризисные явления
Последняя четверть XX века ознаменовалась началом грандиозной стройки – Байкало Амурской магистрали. На севере Байкала появился новый город – Северобайкальск с населением свыше 30 тыс. чел., вдоль магистрали возникли многочисленные поселки. В Улан-Удэ заработали завод металлических мостовых конструкций, завод «Бурятферммаш», фабрика верхнего трикотажа. Были пущены энергоблоки Гусиноозерской ГРЭС.
В сельском хозяйстве развивалось строительство крупных предприятий по производству молока, свинины, птицы. Но, как правило, ввод промышленных объектов опережал пуск очистных сооружений. В зоне водного и атмосферного влияния БЦБК сложилась напряженная экологическая ситуация.
Обо всех этих негативных явлениях было доложено руководству страны, и 13 апреля 1987 г. ЦК КПСС и СМ СССР приняли постановление № 434 «О мерах по дальнейшему обеспечению рационального использования природных богатств бассейна озера Байкал в 1987–1995 гг.». Это постановление, в разработке которого активно участвовали ученые, значительно отличалось от всех предшествующих документов, и прежде всего указанием конкретных сроков действий. Предусматривалось также создание постоянно действующей комиссии по контролю за состоянием природного комплекса региона.
Впервые было обращено внимание на необходимость уменьшения объема пылегазовых выбросов со стороны Иркутско-Черемховского промышленного узла путем газификации основных производств.
В постановлении приводились сроки перепрофилирования БЦБК, в целях прекращения его стоков в Байкал намечалось строительство специального трубопровода для их сброса в р. Иркут. Однако общественность Иркутска энергично выступила против этого строительства, и поэтому ЦК КПСС и СМ СССР в марте 1988 г. издали дополнительное постановление, в котором учли предложение Академии наук СССР и Госкомитета СССР по науке и технике о прекращении проектирования и строительства этого объекта.
Была разработана следующая серия научных документов, регламентирующих социально-экономическое развитие региона.
1. «Территориальная комплексная схема охраны природы бассейна озера Байкал (ТерКСОП)». Это был самый полный свод сведений о природных и социально-экономических условиях в Байкальском регионе, а также эколого-экономических моделей. Полное содержание документа – 69 томов. Основное его содержание составляла программа рационального природопользования и эколого-градостроительного развития региона, обеспечивающая не ограниченное во времени сохранение и воспроизводство уникальной экосистемы и генофонда Байкала и прилегающей к нему водосборной территории, а также постоянство гидрохимического и гидробиологического состава вод озера.
Для достижения указанной цели предлагалось:
– предотвратить возможное загрязнение, деградацию природных комплексов, обеспечив эффективную их охрану;
– обосновать стратегию долговременного социально-экономического развития региона, обеспечив оптимальное решение экологических, социальных, экономических и организационных задач в ходе хозяйственного освоения бассейна оз. Байкал;
– улучшить условия жизнедеятельности населения, создать оптимальную производственную инфраструктуру, обеспечивающую максимально возможное сохранение окружающей среды и здоровья населения.
Принципиально новым здесь стало то, что в язык официальных документов впервые было введено понятие экологического равновесия, которое понималось как динамическое состояние природной среды региона, саморегуляция и воспроизводство основных ее комплексов, а также всей биоты, присущей Байкальскому региону.
2. «Генеральная концепция развития производительных сил на территории озера Байкал». В этом документе констатировалось, что экономический потенциал региона неравномерно распределен по территории и в нем слабо развиты непроизводственная и социальная сферы, постоянно ухудшается экологическая обстановка. Поэтому документ указывал магистральный путь – дальнейшее развитие производительных сил на основе рационального использования природных ресурсов, доведение до мировых стандартов качества выпускаемой продукции, преодоление отставания агрокомплекса и выравнивание уровня жизни населения, стабилизация экологической обстановки и сохранение экосистемы озера.
В качестве практических мер предписывалось:
– реконструировать и технически перевооружить производство путем внедрения ресурсосберегающих и безотходных технологий;
– перепрофилировать или вынести за пределы зоны влияния неэкологичные производства;
– нацелить инвестиционную политику на максимальную эколого-экономическую эффективность;
– повысить эффективность переработки первичного сырья и утилизации отходов;
– достичь мирового уровня технической и экологической эффективности производств;
– постоянно совершенствовать экологический мониторинг территориального управления и другие меры.
Предлагалось также переориентировать машиностроение на нужды данного региона на основе наукоемких технологий, а в сельском хозяйстве сократить площадь эродированных земель, сбалансировав производство кормов и животноводства.
3. «Нормы допустимых воздействий на экологическую систему озера Байкал». Эти нормы были разработаны во имя коренного улучшения экологической обстановки в бассейне оз. Байкал в период 1988–1995 гг. Надо было создать условия для естественного развития экологической системы Байкала, свести к минимуму антропогенные воздействия.
Следствием этого должно было стать достижение гармонии экономического и социального развития региона с экологическим состоянием Байкала.
В этом же документе содержались требования к экологической паспортизации, регламентации сбросов и выбросов загрязняющих веществ, регламентации изъятия биологических ресурсов, в том числе омуля и нерпы.
Все эти документы отражали соответствующие реалии жизни государства, не были ориентированы на рыночные отношения, все рекомендации требовали значительных материальных затрат или носили запретительный характер. Но их несомненное достоинство в том, что решение социальных проблем увязывалось с экономическим развитием.
И постановление, и его конкретизации сыграли свою важную роль. Впервые в мировой практике на Селенгинском ЦКК была разработана система замкнутого водопользования и полной утилизации сопутствующих основному производству отходов, проект которой был удостоен Государственной премии России. С учетом результатов экологической экспертизы было прекращено строительство Забайкальского апатитового завода.
Началась экологическая паспортизация всех промышленных предприятий. Но полной реализации данного постановления препятствовала нехватка централизованного финансирования. Основные затраты выпали на долю отраслевых министерств и ведомств, которые в середине пятилетки уже имели утвержденные задания. К тому же уже началось реформирование государственного аппарата и структуры экономики. Тем не менее темпы антропогенных изменений природной среды в значительной мере снизились. Партийно-государственное регулирование экологической обстановки в Байкальском регионе при централизованной экономике было единственным путем решения поставленных задач, и он, безусловно, дал положительные результаты. Однако ориентация на экстенсивное развитие экономики обусловила то, что во всех постановлениях Байкальский регион выступал как арсенал источников сырья. Лишь в самом первом постановлении – 1968 г. – было сказано о «рациональном использовании природных комплексов», хотя и без истолкования этой «рациональности».
Третий этап: переход к рыночным отношениям
Реформы начала 90-х годов не могли не отразиться и на обстановке в Байкальском регионе. С распадом партийных структур фактически прекратилась реализация постановления 1987 г., началась приватизация государственных предприятий, что сопровождалось развалом плановой экономики и падением объемов производства.
Все это побудило региональное руководство просить центральный аппарат принять оперативные решения относительно Байкальского региона. Следствием этого стал Указ Президента РФ № 295 от 25 марта 1992 г. «О неотложных мерах по государственной поддержке экономики Бурятской АССР», которым, в частности, предписывалось (пункт 11): «Министерству экологии и природных ресурсов РФ, Совету Министров Бурятской ССР совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами и администрациями Иркутской и Читинской областей в шестимесячный срок разработать и представить на утверждение Правительства России «Комплексную программу по обеспечению охраны и рационального использования природных ресурсов бассейна озера Байкал».
В соответствии с этим указом был создан временный творческий коллектив; представители более чем 30 министерств и ведомств в сжатые сроки разработали и представили правительству данную программу. Надо отметить, что работа над ней велась после завершения конференции в Рио-де-Жанейро, что наложило свой отпечаток на теоретические посылки первого варианта программы.
Программа, подчеркивая единство и противоположность интересов экономики и экологии, учитывала сокращение бюджетного финансирования экономики региона. Поэтому к источникам финансирования были отнесены не только бюджетные ассигнования, но и средства предприятий, в частности кредитные ресурсы, а также инвестиции в частный сектор экономики, особенно в сельскохозяйственное производство. Вполне понятно, что такая стратегия, с одной стороны, облегчает груз ответственности акционированных предприятий, с другой – требует не только жесткого контроля за ними, но и поддержки их, особенно в начальный период.
Реализация такой стратегии напрямую зависит от отношения конкретных людей к экологическим проблемам, в частности, к главной – как сохранить уникальную экосистему озера, имеющую особую значимость для всего человечества? Учитывая все это, авторы программы выделили три темы:
1) Экологическая стратегия развития региона;
2) Экономическая стратегия развития региона;
3) Механизм реализации программных решений.
Были разработаны оперативные и долгосрочные мероприятия, предусматривающие снижение темпов разрушения природной среды, а затем и восстановление ее качества.
Все задачи были специализированы в соответствии с зонированием, предложенным в проекте Закона о Байкале, принятом к рассмотрению Государственной Думой.
Один из ключевых моментов программы – перечень мероприятий, призванных улучшить экологическую ситуацию в регионе. В более ранних документах такой перечень составлялся по «вертикальному» отраслевому принципу и был рассчитан, по сути дела, на «пробивные силы» руководителей, не задумывавшихся о последствиях их разрушительной деятельности. Данная же программа ориентирована прежде всего на сохранение и восстановление природных и культурных комплексов Байкальского региона, т.е. основной упор в ней делается не на строительство очистных сооружений, а на предотвращение негативных воздействий (по принципу «чисто не там, где убирают, а там, где не сорят»).
Определенные сложности могут возникнуть при финансировании программы, которая в идеале должна отражать интересы Республики Бурятия, Иркутской и Читинской областей, а также различных министерств и ведомств. Но Республика Бурятия занимает 73% территории региона, где проживает более 80% населения, тогда как доля Читинской области составляет соответственно 21% и 11%, а Иркутской – 6% и 5%. Поэтому, прежде всего важно увязывать развитие экономики с решением экологических проблем для Бурятии.
По предварительному соглашению природоохранных органов трех территорий были определены наиболее важные направления экологической деятельности:
1) прекращение варки целлюлозы и перепрофилирование основных производств БЦБК;
2) переход к полной газификации экологобезопасных производств (прежде всего Иркутско-Черемховского узла);
3) сокращение выбросов автотранспорта (путем перехода на неэтилированный бензин, использования катализаторов и пр.);
4) стабилизация уровня озера на расчетных отметках (для уменьшения ущерба прибрежным природным и антропогенным объектам);
5) строительство на предприятиях в Улан-Удэ очистных сооружений, предотвращающих попадание опасных промышленных стоков на городской коллектор, рассчитанный на приемку хозбытовых стоков;
6) выведение из оборота эродированных земель, развитие номадных форм животноводства;
7) борьба с лесными пожарами (сокращение объемов рубок в верховьях рек и особенно лесов, произрастающих на мерзлотных почвах, смещение рубок в южные и центральные районы на основе лесовосстановительных работ);
8) организация объединенной системы мониторинга и банка данных о природных ресурсах Байкальского региона и антропогенных явлениях в нем.
После длительных согласований интересов министерств и ведомств 24 ноября 1994 г. было принято постановление Правительства РФ. Однако и оно не было обеспечено финансированием. Более того, если прежние государственные документы находились под постоянным контролем, то современные распоряжения, даже самого высокого уровня, как бы предаются забвению.
В природоохранной деятельности, характерной для третьего этапа, можно выделить следующие положительные моменты:
1) сформулированы основные проблемы устойчивого развития региона;
2) установлены границы водоохранной зоны Байкала с особым режимом природопользования;
3) выявлены территории высокого уровня загрязнения природной среды;
4) разработаны основные направления природоохранной деятельности в бассейне Байкала.
Кроме того, в регионе осуществлен комплекс водоохранных мероприятий, позволивший в известной мере сократить загрязнение водных объектов и водосборного бассейна озера, упорядочить использование вод на промышленные нужды. Сюда же следует отнести работы по сохранению малых рек: их инвентаризацию, разработку и внедрение проектов водоохранных зон, расчистку русел и берегов, облесение многих водоохранных зон, перестройку защитных гидротехнических сооружений, разработку схемы охраны вод по бассейнам…
Значительно сокращена добыча песчано-гравийной смеси в руслах Селенги и Уды. Решен вопрос о переносе Улан-Удэнской нефтебазы, о выносе из водоохранных зон рек Заиграевской, Харлунской и Баргузинской нефтебаз. Прекращен молевой сплав древесины по впадающим в оз. Байкал рекам и их притокам. Произведена расчистка русел рек и берегов Байкала от затонувшей и разнесенной древесины. Осуществлен переход на транспортировку древесины по озеру в волноустойчивых плотах-сигарах. Приняты меры к упорядочению судоходства и перевозок грузов по Байкалу и впадающим в него рекам.
Введен запрет на завоз (и применение) ядохимикатов и минеральных удобрений в хозяйства трех прибрежных районов, где отсутствуют склады, обеспечивающие нормальный режим их хранения, а также в хозяйства, срывающие сроки строительства складов.
Запрещено строительство складов ядохимикатов в 1-й зоне охраны Байкала, введено требование обязательного согласования с природоохранными органами применения ядохимикатов.
Разработаны генеральная схема противоэрозионных мероприятий до 2000 г., зональная почвозащитная система земледелия. Проведено лесоустройство во всей водоохранной зоне Байкала, часть лесов из 3-й группы переведены в 1-ю и 2-ю, что на 4,8 млн. м3 сократило расчетную лесосеку. Разработаны региональные уточнения нормативов, направленные на усиление водоохранных почвозащитных и других полезных свойств леса, правила рубок. Установлена прибрежная защитная полоса вокруг Байкала, где прекращены рубки главного пользования, сокращена расчетная лесосека по главному пользованию. Подготовлен сводный проект организации лесного хозяйства. Переработка основной массы заготавливаемой древесины сосредоточена на 10 прирельсовых нижних складах, что создало условия для рационального использования некондиционной древесины. Разработана генсхема противопожарного устройства лесов водоохранной зоны.
Проведены запланированные лесовосстановительные мероприятия. Начато оснащение лесозаготовительных организаций экологобезопасной техникой. Образованы инспекции по контролю за выбросами вредных веществ в атмосферу. Ими выявлены и поставлены на учет основные источники загрязнения природной среды. Закрыт ряд котельных, железнодорожный узел г. Улан-Удэ переведен на электрическую тягу.
Для предотвращения негативных последствий неорганизованного туризма разработана генсхема развития туризма и отдыха. Однако с распадом командно-административной системы многие мероприятия по строительству природоохранных сооружений, защите земель от эрозии, организация туризма и пр. не были доведены до конца. Так, не было осуществлено перепрофилирование Байкальского ЦБК, не реализован сводный проект лесоустройства в водоохранной зоне Байкала. Не разработано ТЭО газификации предприятий, расположенных в районах Иркутска, Шелехова, Ангарска, Усолья-Сибирского и Черемхова. Приостановлен перевод на электроснабжение объектов жилищно-коммунального хозяйства в городах и других населенных пунктах, расположенных на побережье Байкала.
В 1996 г. после многочисленных заседаний и экспертиз ЮНЕСКО приняло решение включить оз. Байкал в список Участков Всемирного природного наследия. Тем самым Байкал, в рамках водораздельной линии, официально стал достоянием мирового сообщества, а правительство России обязалось сохранить экосистему озера в естественном виде на международном уровне.
Следующим шагом в решении природоохранных задач стало принятие в 1999 г. Государственной Думой РФ первого в стране регионального природоохранного закона «Об охране оз. Байкал». По прошествии десятилетия со дня принятия данного закона можно констатировать, что попытка решить экологические проблемы на Байкале путем ограничения хозяйственной деятельности, без развития экономики, не имеет успеха. Не случайно новая федеральная целевая программа по охране оз. Байкал, принятая Правительством РФ в 2001 г., через два года была закрыта как не входящая в число приоритетных для страны задач.
Решение природоохранных мероприятий сопровождалось развитием фундаментальных и прикладных задач в рамках исследований академических и отраслевых институтов.
К числу уникальных достижений современной науки следует отнести исследования Байкала с использованием глубоководных обитаемых аппаратов «Пайсис» и «Мир».
В 1974 году Лимнологический институт АН СССР организовал на озере Байкал первую подводную экспедицию. Она проходила с применением управляемых батискафов и положила начало комплексным научным исследованиям глубин крупнейшего пресноводного озера Земли. Три года спустя, в 1977 г., состоялась экспедиция Института океанологии АН СССР – озеро изучали с помощью канадских подводных аппаратов «Пайсис». Тогда было совершено более 40 погружений на Южном Байкале. Следующая экспедиция «Пайсисов» на Байкале состоялась в 1990–91 гг. За этот период состоялось 54 погружения практически на всей акватории озера.
По своим техническим параметрам аппараты «Пайсис» способны погружаться на глубины до 2 км и сохранять жизнеспособность в течение 10–12 часов. Экипаж состоит из пилота, бортинженера и наблюдателя. Из двух аппаратов погружения на Байкале осуществлял только один ГОА, а другой выполнял резервную роль. Основной целью подводных погружений конца ХХ века стало изучение рифтовых процессов на байкальском дне, древних докембрийских комплексов, слагающих западный склон озерной впадины, современных литодинамических процессов, животного и растительного мира, гидрофизических свойств водной толщи. Следует отметить, что исследования на «Пайсисах» были выполнены в рамках программы фундаментальных исследований Российской Академии наук и финансировались за счет бюджетных средств.
Результаты этих исследований опубликованы в трудах А.А. Бухарова, Н.Л. Добрецова, Л.П. Зоненшайна, М.И. Кузьмина, А.С. Монина, А.М. Подражанского, В.А. Фиалкова и других исследователей-гидронавтов.
Новый этап изучения озера начался благодаря Международной научно-исследовательской экспедиции «Миры» на Байкале».
Подъем российской экономики позволил в 2008 г. начать подводные исследования Байкала с помощью ГОА «Мир». Эти аппараты, построенные еще в 1987 г., по своим техническим характеристикам остаются одними из лучших среди мировых аналогов.
Наиболее известны погружения ГОА «Мир» на съемках фильма «Титаник», к местам гибели подводных лодок «Комсомолец» и «Курск». В 2007 г. «Миры» совершили первое в истории погружение на дно Северного Ледовитого океана в самом центре Северного полюса на глубине 4300 м.
Максимальная глубина их погружения достигает 6 км с автономным плаванием до 3 суток. За срок своей эксплуатации эти аппараты совершили более 400 погружений во всех океанах планеты. Экипаж «Мира» составляют 3 человека: 1 пилот и 2 наблюдателя.
Для подводных исследований аппараты оснащены современными манипуляторами, различными пробоотборниками, внутренними и внешними фото- и видеокамерами. В начале 2008 года Российская Академия наук завершила работу над уникальной программой мониторинга озера Байкал, которую возможно было осуществить только с применением глубоководных обитаемых аппаратов «Мир». Организацию и проведение этой масштабной научной экспедиции взял на себя Фонд содействия сохранению озера Байкал (ФССОБ), учрежденный в 2008 году Группой компаний «МЕТРОПОЛЬ». Руководитель «МЕТРОПОЛЯ» Михаил Слипенчук возглавил Попечительский совет Фонда, а президентом Фонда стал выдающийся российский ученый, депутат Госдумы, Герой Советского Союза, Герой России Артур Чилингаров.
Реализация экспедиции была связана с рядом трудностей: доставка «Миров» из Калининграда к берегам Байкала, подготовка «с нуля» судна-носителя и пр. Но все масштабные подготовительные работы удалось с успехом завершить в рекордные сроки: 15 мая 2008 года было принято решение о проведении экспедиции, а 23 июля «Миры» совершили первое техническое погружение с борта судна специального назначения «Метрополия». К подготовке и проведению экспедиции ФССОБ привлек ведущие научные учреждения РАН: Институт океанологии им. П.П. Ширшова (Москва), Байкальский Институт природопользования (Улан-Удэ), Лимнологический институт (Иркутск).
Экспедиция «Миры» на Байкале» запланирована на два года (сезоны 2008–2009 гг.). Первое глубоководное погружение «Миров» на озере Байкал состоялось 29 июля. ГОА «Мир–1», в экипаж которого вошли руководитель Группы «МЕТРОПОЛЬ М.В. Слипенчук, президент Бурятии В.В. Наговицын и заведующий лабораторией ГОА Института океанологии им. П.П. Ширшова А.М. Сагалевич, приступил к погружению первым. Вскоре стартовал и «Мир-2». Аппараты достигли дна озера и прошли несколько миль, пробыв в водах около 5 часов. Всего в ходе первого этапа экспедиции – с 24 июля по 8 сентября – «Миры» совершили рекордное количество погружений – 53, пробыв под водой в общей сложности 304 часа. Исследования, в которых приняли участие 44 ученых из 7 российских институтов, а также специалисты из Японии, Бельгии и США, получили высокую оценку с точки зрения научной результативности.
К числу основных результатов исследований экспедиции «Миры» на Байкале» следует отнести открытие нефтеносных структур вдоль восточного побережья оз. Байкал, представляющих собой лепешкообразные пятна битуминозных пород с сочащимися каплями нефти. Эти естественные выходы нефти облеплены планариями и другими живыми организмами и никакой экологической угрозы Байкалу не представляют. Особый интерес представляет изучение древних уровней стояния байкальских вод, которые фиксируются в рельефе абразионными уступами и грядами линейно вытянутых валунно-галечных отложений, созданных волноприбойной деятельностью. Как известно, на берегах озера фиксируются высокие 40–60-метровые террасовые уровни, сложенные плейстоценовыми отложениями вдоль Транссибирской магистрали, вблизи мысов Хакусы, Фролиха, в устьях рек Томпы и Фролихи. Даже если предположить, что эти озерные отложения подняты в результате неотектонических движений, то повсеместное наличие 5–10-метровых голоценовых озерных террас, водораздельные галечники в истоке р. Лены отражают уровень палео-Байкала значительно выше современного водного зеркала.
Исследования на ГОА «Мир» позволили выявить древние волноприбойные зоны на дне оз. Байкал. Первые окатанные валуны были обнаружены на восточном склоне о-ва Ольхон на глубинах 850–900 м. Учитывая крутизну склона, такие валуны могли скатиться с современного пляжа после крупных землетрясений. Однако в районе с. Голоустного, г. Байкальска, г. Слюдянки обнаружены подводные валунно-галечные гряды, вытянутые вдоль склона на глубинах 820 м, 640 м, 410 м и 200 м. Такие следы древних пляжей зафиксированы на фото и видеоматериалах и являются неоспоримым свидетельством пульсирующего подъема водного зеркала озера. Вероятнее всего, каждая порция водной массы поступала в озеро после таяния ледников с окружающих горных хребтов.
Подобные подводные террасы обнаружены на оз. Хубсугул, и их происхождение исследователи связывают с периодами обмеления водоема в четвертичное время.
Практически все гидронавты отмечали своеобразие поведения подводных живых организмов. Прежде всего, поражает обилие планктона, который, словно снег, висит в водной толще от поверхности до максимальных глубин. Это своеобразный природный фильтр, который, как губка, впитывает чужеродный материал, поступающий в озеро, и представляет собой корм для других животных. Дно – это царство планарий, голубых губок, бычков, голомянок. Во время погружений в различных районах Байкала ученые провели фото- и видеосъемку, отобрали пробы воды, грунта, биологических и геологических образцов в контрольных участках Центрального и Южного Байкала, в местах выхода нефти и газа, а также в зоне влияния Байкальского ЦБК. Охарактеризованы места обитания байкальских организмов, геолого-геохимическая обстановка в точках отбора, включая анализ озерной и поровой воды на содержание главных ионов, нефти, физические условия, приуроченность к горным породам разного типа и генезиса. В лабораториях из организмов выделяется ДНК для анализа первичной структуры и содержания различных генов (гены рРНК, гены цитохром оксидазы, гены микроспоридий, специфичные бактериальные гены переработки углеводородов и др.). Цель этих исследований – изучение эволюции байкальских организмов, механизмов их адаптации к условиям высокого давления и высоких концентраций углеводородов.
В районе естественного нефтепроявления «Горевой Утес» (Баргузинский залив) на глубине 869 м гидронавтами обнаружены и осмотрены холмы, сложенные битумом и железно-марганцевыми корками, на вершине которых отмечены небольшие конические образования, откуда в воду поступают жидкая нефть и газ. Вещество построек насыщено кристаллическими газогидратами метана – «топлива будущего». Ученые также обнаружили новые, до сих пор не известные науке микроорганизмы, обитающие исключительно на Байкале, в том числе аэробные фототрофные бактерии.
Совершая погружения в районе вулканов на дне Байкала, исследователи открыли древние потухшие гидротермальные образования и выдвинули предположение об активной гидротермальной деятельности на дне озера — такой же, как в Мировом океане.
Кроме того, ученые зафиксировали палеобереговую линию озера и провели еще ряд исследований, которые позволят реконструировать процесс формирования Байкальской котловины.
Кроме того, в ходе экспедиции проведены различные гидробиологические, гидрохимические, ихтиологические исследования, выполнено описание геологического строения дна и следов жизнедеятельности человека.
После завершения первого этапа экспедиции ученые Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН, принимавшие непосредственное участие в погружениях, вернулись в Москву и приступили к обработке результатов научных исследований. На их основе будут составлены рекомендации по защите Байкала и оптимизации хозяйственной деятельности в регионе. Ожидается, что первые научные публикации по результатам экспедиции появятся в 2009–2010 гг.
Одна из основных целей экспедиции заключалась в том, чтобы привлечь внимание и государственных, и деловых, и общественных кругов к возможностям развития Байкальского региона, к насущным проблемам местного населения и путям их решения. Во многом благодаря участию в экспедиции «Миры» на Байкале» общественных и государственных деятелей, людей, имеющих огромное влияние на общественное мнение, – таких как писатель Валентин Распутин, – эта цель была достигнута. Экспедиция практически постоянно транслировалась по многим мировым телеканалам и Интернет-порталам, широко освещалась в прессе.
Проведение экспедиции «Миры» на Байкале» стало возможным благодаря усилиям и напряженной работе многих людей. В первую очередь это А.Н. Чилингаров, М.В. Слипенчук, А.М. Сагалевич, Е.С. Черняев, Р.И. Нигматулин, М.А. Грачев, А.К. Тулохонов, М.Ю. Борзин, В.А. Нищета, Б.Д. Цыренов, Р.Н. Афонин и др.