Выбери язык

English French German Korean

Ваши отзывы о турбазах

Cайт о Байкале

  Буддизм не смог получить распространения на ольхонской земле, по мнению ольхонских шаманов «сонмы бесчисленных духов, обитающих на острове Ольхон, воспре­пятствовали проникновению сюда буддизма, и в Приольхонье сохранилась вера предков - боо-мургэл». Из истории известно, что в 1910-1920 гг. на территорию кудинских и ольхонских бурят прибыли из Забайкалья десятки лам и было построено пять дацанов и дуганов. На острове Ольхон два бумхана - ламаисткие часовни были построены вблизи улусов Харанцы и Улан-Хужир. Примечательно, что молитвенный дом в улусе Харанцинском был построен на личные средства Агвана Доржиева-прославленного бурятского общественно-политического деятеля, наставника Далай-ламы XIV, об этом он сообщает в своей автобиографии следующее: «быстро маленький сумэ построил. Освятил для тысячи верую­щих». Впоследствии в 1923 г. возле Харанцов был по­строен дуган, в котором постоянно несли службу пять лам. В период проникновения на Ольхон ламаизма у Скалы-Шаманки, переименованной ламами в Бурхан-мыс, совершали специальные молебствия, на которые обычно по зимнику через Байкал из дацанов Забайка­лья единовременно приезжало свыше сотни лам. Мона­хи верили, что в пещере мыса живет монгольский бог, переселившийся из Монголии в незапамятные време­на, поэтому ламы из всех 34 действующих в Бурятии дацанов обязательно приезжали сюда молиться. В ан­глийском документальном фильме «Голубое око плане­ты» есть уникальные старинные кадры кинохроники - верующие с ламами шествуют на берегу Байкала, неся на носилках скульптуру языческого прародителя Будды - Белого слона. Ламаисткие центры просуществовали на острове недолго - до 1930 г. Затем были заброше­ны и использовались уже шаманистами. Монгольские ламы успели ламаизировать культ хозяина острова. Эжин острова Ольхон - Хан Хутэ-баабай, почитаемый всеми бурятами-шаманистами, был переименован в ламаистское божество Жамцарана. Однако ламаизм не получил распространения и постепенно был забыт островитянами.

     Следует подчеркнуть, что насильственное распро­странение ламаизма не поддерживалось царской администрацией, на служителей шаманского культа было ор­ганизовано гонение, шаманские капища уничтожались, а предметы культа сжигались. Архиепископ Иркутский Нил в 1858 г. сообщает: «Бедные шаманисты были всю­ду преследуемыми. Ни леса, ни горы не укрывали их от мести лам, целыми стадами рыскавших по всему За­байкалью и даже в окрестностях Иркутска».

     С прибытием в Забайкалье в начале XVIII в. монголь­ских и тибетских лам усилилось распространение «желтой веры». Были построены десятки монастырей, в которых ламской вере стали обучать местное население. Последо­ватели «желтой веры» в начале её распространения были осторожны, но со временем, усилившись, стали придер­живаться точки зрения монгольского духовенства по от­ношению к шаманам и их вере, выраженной словами Зая-пандиты: «Сжигайте онгоны, бубны и плащи шаманские, изгоняйте шаманов, арестовывайте их...». Так постепенно шаманская религия на восточном берегу Байкала была вытеснена новой «желтой верой», поддерживаемой к тому же официально русским правительством.

     На западном берегу Байкала буряты сохранили свою первоначальную веру, оставаясь шаманистами, а на восточном берегу под влиянием монголов обрати­лись к буддизму. Местное население западного берега до сих пор прибегает во всех сложных случаях жизни к помощи шамана.

     Остров Огой (старое название - Угунгой, в перево­де с бурятского языка - «безводный») самый крупный из островов в Малом Море, расположен напротив мыса Хоргой. На вершине острова Огой раньше находился маяк, теперь на его месте отчетливо видна белая буддийская ступа, возведенная летом 2005 г. вопреки протестам ольхонских шаманов. Официально она именуется как Ступа Просветления, Покорения демонов, содержащая статую Женской Формы, Матери всех Будд Единствен­ной Матери Трома Нагмо. Другими словами, эта ступа относится к типу ступ просветления, в которую вложены различные буддийские реликвии и бронзовая статуэтка дакини Трома Нагмо, считающейся в тибетском буддизме матерью всех Будд. По архитектурному исполнению известные в мире ступы принято классифицировать на восемь типов, посвященных соответственно восьми деяниям Будды. Наиболее распространенным типом и важнейшей формой среди них является Ступа Про­светления, или ступа победы над всеми препятствиями. Впервые она была возведена королем Бимбисарой в Бодхгайя (индийский штат Бихар) на месте, где Будда обрел просветление, принесшее ему знание и видение истоков мировой скорби, способов её устранения и пути, ведущего к прекращению этих страданий. Ступа в современной интерпретации символизирует цель буд­дийского пути - узнавание собственного ума, полное Просветление. Считается, что буддийские ступы пред­назначаются для растворения всех негативных препят­ствий в мире, благоприятно способствуют процветанию местности, где сооружены, и приносят пользу людям, особенно тем, кто посещает их осознанно. Подобная ступа сооружена и на острове Огой в Малом Море.

     Слово «ступа» в переводе с санскрита означает «вер­шина, верхушка». Большинство исследователей считает, что прототипом ступы являются древние могильные кур­ганы, строительство которых было связано с почитанием умерших. Первоначально ступа (монг. - субурган, тиб. -чортен) представляла собой холм, содержавший останки святого человека или реликвии, связанные с его жизнью. Со временем она преобразовалась в высокие монумен­ты со шпилями, устанавливавшиеся над мощами святых, внутри которых замуровывались священные буддийские реликвии и субстанции. По буддийской космологии, ступа символизирует собой мировую гору Меру, через которую проходит мировая ось, соединяющая землю, простран­ство и небо и связующая человечество с божественными мирами. В архитектуре ступы всегда соблюдается сим­волика пяти составляющих её частей, соответствующих пяти первоэлементам: основание - земля, лестница (сту­пени) - вода, купол (полушарие) - огонь, шпиль - ветер, навершие - пространство.

     Место для строительства ступы хотя и выбиралось спонтанно, без каких-либо определенных причин, в итоге оказалось глубоко символичным. Остров Огой, протянувшийся узкой извивающейся полоской суши с юга на север на 2 км, с воздуха сильно напоминает танцующую дакиню с распростертыми руками, устрем­ленную на север: отчетливо угадывается контур голо­вы с плечами в северной части острова и разведенные в стороны и согнутые в локтях руки. Контур острова можно еще сравнить с образом сказочного джинна, вы­свобождаемого из лампы Аладдина, когда появляется извилистая змейка дыма, расширяющаяся вверху до контура головы. Ступа, сооруженная на самой высокой отметке острова (512 м), на высоте 60 м над уровнем Байкала, оказалась расположенной как раз в области груди, на месте сердца, контура острова. Огой своими вытянутыми очертаниями напоминает Ольхон, который, в свою очередь, походит на серповидный контур Байка­ла. Остров Ольхон находится в центре Байкала, остров Огой - в центре Малого Моря. В поэтических образах Байкал называют голубым сердцем Сибири, остров Ольхон - живым сердцем Байкала, а остров Огой, веро­ятно, может стать почитаемым как «мать-остров». Ярко выраженная символика тройного подобия на сакраль­ном языке означает, что выбранное место благодатно для возведения буддийской ступы. К этому следует до­бавить, что Огой, в отличие от расположенного рядом острова Замогой, на который отселялись в прошлом больные проказой, во все времена оставался чистым. На нем, кроме постоянно гнездующихся чаек, никогда не проживал человек, т. е. эта местность свободна от негативных энергий прошлых деяний людей и может считаться «чистой землей».

     На острове Огой ежегодно гнездится 30-100 пар серебри­стой чайки. Орнитологи говорят, что несколько лет на­зад здесь гнездилось больше чаек, но после того как на остров по льду весной повадилась заходить лисица и разорять гнезда, остались гнездовья только на недо­ступных скальных обрывах. По каким-то причинам Огой не вошел в территорию Прибайкальского национально­го парка и не имеет статуса особо охраняемой зоны. Ученые отмечают очень уязвимый биоценоз острова, т. е. совокупность трав и животных. На Огое сохрани­лись реликтовые травы, в т. ч. занесенный в Красную Книгу, обитает единственный в Прибайкалье эндемич­ный вид млекопитающих - ольхонская полевка, про­живают жаворонки и суслики. Появление ступы и как следствие - многочисленных туристов окажется со вре­менем губительным для легко ранимого растительного и животного мира острова. Местные ольхонские шама­ны были против возведения буддийской ступы на изна­чально шаманской земле, тем более что буддизм здесь никогда не имел широкого распространения, резонно замечая, что они не едут в Тибет возводить свои ша­манские обо на их земле. Против нарушения уникаль­ного природного биоценоза острова выступали и иркутские ученые. Тем не менее, несмотря на существующий запрет - нахождение людей на легко ранимых островах Малого Моря с маломощным растительным покровом, буддийская ступа была сооружена и сейчас стала оче­редным туристическим объектом на Малом Море.

     Инициатива возведения ступы на Байкале исходи­ла от московского Дхарма-центра Трома Нагмо. Этот центр практикует редкий культ дакини Трома Нагмо из тибетского учения Ваджраяны. Ступа возведена за счет частных пожертвований. Основанием для выбора места под строительство на Байкале послужило предсказание тибетского учителя Ринпоче Падмасамбхавы о том, что в будущем учение дзогчен будет практиковаться на севере. Благослове­ние на строительство ступы и святые субстанции дхар­мы даровали такие ламы, как Его Святейшество Тулшик Ринпоче, Его Святейшество Таклунг Цетрул Ринпоче, Его Святейшество Минлинг Тричен Ринпоче, Кьябдже Гарчен Ринпоче и др.

     В строительстве ступы принимали участие волон­теры из разных мест: из Москвы, Санкт-Петербурга, Минска, Екатеринбурга, Иркутска, Нью-Йорка, Лондо­на и Лиссабона. Они, сменяя друг друга, в течение трех летних месяцев 2005 г. возводили ступу на острове. Все необходимое для строительства перебрасывали на кате­рах и потом вручную поднимали на вершину острова, а наиболее тяжелые грузы переносились с помощью вер­толетов. Для сооружения ступы шириной 5,8 м и высо­той 6,35 м было перенесено по воздуху на вертолетах с Ольхона на остров Огой 350 т цемента и песка. Проект был разработан иркутскими архитекторами с учетом местных особенностей: частых туманов, сильных ветров и сезонных перепадов температур. По их рекомендации при строительстве был использован особо прочный ма­териал: железобетон, изготовленный на месте из специ­ального влагостойкого цемента, применяющегося для заливки тела плотин гидроэлектростанций, и мраморный песок для внутреннего заполнения ступы, который был специально доставлен с мраморного карьера из Слюдянки. Построенная ступа была покрыта специальной светоотражающей и влагозащитной краской, и теперь белоснежная ступа видна на значительном расстоянии со всех близлежащих островов и берегов Малого Моря.

     Строительством руководил лама из Бутана. На его счету уже более 40 буддийских ступ в разных странах мира, в т. ч. огромная ступа в Бутане, построенная по заказу бутанского короля. Ступа на острове Огой сооружена с соблюдением всех необходимых правил и с выполнением всех ритуалов и практик во время строи­тельства. Возведение её предварял ритуал «Покорение Земли», проведенный под руководством непальского ламы Рангригом Ринпоче. Проводившиеся обряды, по свидетельству очевидцев, сопровождались благоприят­ными чудодейственными знаками, так, при призывании водных нагов над Ольхоном начался сильнейший ливень, в результате которого из-за размокшей дороги временно прервалось автомобильное сообщение между пос. Хужиром и северной оконечностью острова, что случается крайне редко. В процессе строительства над ступой не­однократно фиксировались яркие радуги, причем одна из них возникла на глазах строителей из основания ступы и другим концом соединила остров Огой с Ольхоном.

     Реликвии,   помещаемые   в   Ступы   Просветления, представляют собой объекты веры: мощи буддийских святых, предметы, которыми они пользовались, священ­ные тексты. На примере построенной буддийской ступы на острове Огой (Байкал) можно узнать о классическом буддийском вложении в нее. Впервые в России в одном месте была собрана и вложена в ступу для сохранения и продолжения буддийского учения столь обширная библиотека (общим весом около 750 кг) оригинальных буддийских текстов, присланных специально из разных стран. Наряду с традиционным перечнем обязательно­го для закладки во все ступы: полного собрания кано­нических текстов Ганджура - поучения, составленные из слов самого Будды, содержащие 1046 трактатов в 108 томах, и Данджура - комментарии индийских буд­дийских учителей к сутрам и тантрам (содержат 3683 трактата в 225 томах) - были заложены и неизвестные ранее западной науке тексты на тибетском языке и сан­скрите. Большая часть этих уникальных документов до этого времени не была доступна европейским ученым и была впервые прислана тибетскими учителями специ­ально для закладки в ступу на Байкале. Все тексты пе­ред закладкой были просканированы, постепенно будут переводиться учеными на европейские языки и станут доступными для изучения. Вместе с оригиналами буд­дийских текстов в ступу вложены для потомком также их электронные версии на CD-дисках. Кроме старинных манускриптов в нее вошло в общей сложности 2,5 т раз­нообразных мантр, а также священные буддийские ре­ликвии и субстанции. Среди них находятся священные субстанции Будды Шакьямуни (частицы волос и крови), присланные от пяти тибетских и непальских учителей; мощи 40 боннских тентронов, частицы их одежды и во­лос; различные минералы, раковины из океанов; свя­тые земли Иерусалима, Иордании, Египта, Мексики, а также из различных христианских мест севера России и Подмосковья; вода из всех океанов, ржавые корпуса авиационных бомб времен Первой и Второй мировых войн, пшено, зерно, гречка, колющие орудия: вилы, коса, кайло, щипцы, топор, пила, сабля, а также цен­тральное вложение - бронзовая статуэтка дакини Тро-ма Нагмо, которой посвящена эта ступа.

     Трома Нагмо - самая гнев­ная из известных дакинь, пред­ставляет персонификацию осо­бых интеллектуальных энергий, присутствует и действует в тонких измерениях трехмерной Вселенной. Верующие счита­ют, что Трома Нагмо обладает милосердным характером, она может благословить, а может и наказать, её культ распро­странен на Западном Тибете вокруг священной горы Кай­лас. Тибетская дакиня Трома Нагмо тождественна индус- | ской богине Кдхари-Кали -божественной супруге Шивы, разрушительной Шакти. Богиня Кали в индусской ми­фологии считается покровительницей нынешней эпохи -эпохи торжества Мирового зла, именуемой Кали-югой. В тибетском учении ваджраяны дакини известны как без­жалостные защитники Дхармы (буддийского учения), не гнушающиеся убивать и казнить врагов учения, упиваясь их страхом, болью и кровью. Считается, что она подавля­ет все негативные проявления в мире. Внешний облик ее, как и всех дакинь, непосвященным кажется ужасным. Демоническое существо в женском облике с пылающи­ми волосами танцует на трупах людей, на её голом теле ожерелья из человеческих костей и черепов, в руках чаша с кровью младенцев. Только подлинно посвящен­ный может объяснить символику изображений, чтобы черная и угрожающая дакиня при ближайшем рассмо­трении засияла всеми цветами радуги: трупы симво­лизируют разные виды чувственной и умственной дея­тельности, танец на трупе - победу над эгоцентричными устремлениями, огненный нимб вокруг головы - огонь мудрости, пожирающий неведение и карму, и т. д. Для правильного восприятия образа необходимо глубокое овладение тантрийской терминологией и буддийскими понятиями, публичное обсуждение которых по традиции не приветствуется, а тайный эзотерический смысл пере­дается только в процессе обучения от учителя ученику в устной форме. Тайные учения не подлежат разглаше­нию в силу их особого эзотерического характера и опас­ности превратного толкования. Символы иконографии поэтому понятны только практикам тантры. Считается, что дакини способны оказывать помощь сторонникам буддизма, они могут даже посвящать человека в глу­бочайшие тайны дхармы, но в то же время яростно вы­ступают против всего, что связано с продлением суще­ствования сансары. По академическому определению, дакини (санскр. dakini - «женщина-демон»; происходит, возможно, от санскритского корня di - «летать») в ти­бетском буддизме и индусской мифологии - жестокие и свирепые (обитающие на кладбищах и питающиеся человеческим мясом) демонические существа женско­го пола, составляющие свиту богини Кали.

     Джузеппе Туччи, известный итальянский буддолог, пишет: «Многие тибетские концепции и учения относят­ся к внутреннему, мистическому опыту, и передавать их в рациональных концепциях и выражениях крайне про­блематично. Образы ламаистского пантеона необычны, зооморфны, устрашающи и фантастичны по внешнему виду, с многими головами и руками, с разнообразными атрибутами и оружием в них, украшены ожерельями и диадемами из человеческих черепов, они стоят на тру­пах и попирают их ногами. Учителя ваджраяны «чита­ют» эту иконографию, абсурдную и шокирующую на первый взгляд, как символическую шифрограмму, за которой скрыто содержание тантрийских практик».

      Буддисты верят, что обход святых мест (священ­ных горных вершин, буддийских храмов и ступ) сулит накопление благих заслуг, чем большее количество раз совершается обход, тем больше вероятность, что загаданное благое пожелание при обходе святого ме­ста будет услышано богами и обязательно сбудется в этой жизни. Наиболее ревностные верующие стремятся обойти святыни 108 раз, что, как считается, гарантирует освобождение и очищение.

      Какие основные правила надо соблюдать при по­сещении пунджи ступы? Можно ли приносить с собой спиртное, брызгать им как на шаманском обо, остав­лять и разбивать пустые бутылки у подножия ступы? Приносить жертвы бараном? Перекладывать камни?

      На эти вопросы ламы обычно отвечают: «Совершенно однозначно - никаких жертвоприношений, это абсолютно исключено, запрещено. Также не принято на этой ступе совершать подношение алкоголем и сигаретами. Это не принято. Главное - любое действие, вредит это кому-либо или нет. Если просто сложили камни в тур, в этом ничего плохого нет, если рядом бить бутылки, мусорить, склады­вать дерн, разрушая растительный покров, пользы это им не принесет, это принесет им вред, и этот вред может проявиться. Самое главное - около ступы сохранять чи­стые мотивации и чистые мысли, вот это самое трудное и самое важное. Если человек сохранит хорошие мысли, то ему в голову не придет мусорить, если у него мысли не­правильные - жалко такого человека, он вредит сам себе, не надо мусорить в любых местах, но просто около ступы любые действия приобретают силу в тысячу больше крат. Не очень важно, во что верите, но очень важно, чтобы вы сохранили добрые мысли, если есть благие мысли на бла­го всех, эти мысли обязательно принесут благие результа­ты, если не в этой жизни, то в следующей».

       Дж. Туччи также отмечает: «Из множества действий человека два особенно раздражают божеств: это пере­нос или перемещение камней - раздражает сабдаков, владык местности, и копание в земле - раздражает на-гов, управляющих подземным царством. Представляя собой прямое вторжение в сферу сил подземного мира, эти действия опасны для тех, кто их проводит».