Выбери язык

English French German Korean

Ваши отзывы о турбазах

Cайт о Байкале

     Напротив пос. Хужир, на противоположном берегу Малого Моря в густом сосновом лесу находится стран­ное каменное сооружение, о предназначении которого долгое время высказывали всевозможные догадки. Этот пример показателен, насколько противоречивыми и убедительными могут быть разные гипотезы. Ста­ринное шатровое каменное сооружение (N53°33'977 Е107°01 '437) с особой кладкой стен в два ряда и воздуш­ным проходом между ними находится на 37-м км в лесу, в 150 м от дороги, в 3 км южнее мыса Улан-Ханский. Подобных сооружений нет в других местах побережья Байкала. Это редкое историческое сооружение - един­ственное в Прибайкалье. Версий о его предназначении было много, среди них имелись такие оригинальные, как печь для выплавки лепешек партизанами Каландаришвили или «Чрево Матери» - эвенкийское ша­манское святилище, в каменном чреве которого якобы замуровали шамана для проведения какого-то особен­ного обряда. Наиболее распространенной гипотезой до недавнего времени оставалась версия железоплавиль­ной печи, правда, не понятно, откуда доставлялась сюда руда. Рядом неизвестно рудных месторождений, и нет близко расположенных поселений. Железоплавильное показаниями металлоискателя. К загадочной каменной печи можно пройти по тропе от дороги, около 150 м. Высота сооружения - 2,5 м, внутри - 3 м, окружность 1 м, у основания - 4-5 м, диаметр в самом широком месте - 2,6 м. Пол выложен каменной плиткой с уклоном в центр, внутренние стены обмазаны глиняным раство­ром. О древности сооружения свидетельствует красный лишайник на стыках камней, для образования которого требуется много лет. Печь расположена в глухом лесу на склоне горы, где не видно следов жилья и дорог. Местный житель А.А. Тахиев вспомнил предание о том, что в местности Буту несколько веков назад стояли ко­чевые юрты рода шоно (волка), там были три железо­плавильные печи для изготовления чугунных изделий. Возможно, в этих печах могли производить железо для изготовления нужных в хозяйстве чугунных чанов и со­судов. По другой версии, рассказанной также местным жителем, это шатровое сооружение - эвенкийская постройка для совершения сложных шаманских обрядов и продолжительного ритуала, связанного с жизнью и смертью. Двойная стена предназначалась для магической защиты второго костра, который разжигался внутри шатрового сооружения для проведения обряда. Еще один костер разжигался снаружи. Эта версия на­поминает гипотезу о магических рвах у каменной стены мыса Хоргой, звучит также красиво, но не убедительно. Точного ответа о предназначении каменного сооруже­ния долгое время не могли получить. В сентябре 2007 г. иркутский турист Эрик Бутаков решил разгадать за­гадку строения и произвел раскопки внутри и снаружи каменного шатра. После освобождения пола от земли внутри была обнаружена тщательно облицованная каменными плитами воронкообразная поверхность с квадратным отверстием в центре. На подобном ворон­кообразном полу шаману было бы неудобно проводить свои обряды. Четыре точно подогнанные, практически без видимых щелей, друг к другу плиты образуют во­ронкообразный сток с отверстием посередине. От от­верстия в центре шатра под полом из каменных плит был проложен деревянный желоб, который выходил на­ружу. Все этот свидетельствовало о технологическом предназначении конструкции, но никак не о сакральном убежище эвенкийского шамана. При освобождении же­лоба от земли в нем был обнаружен прилипший харак­терный кокс из смолы и сажи, а весь деревянный сток оказался сильно просмоленным. Если бы из печи выходил расплавленный металл, деревянный желоб просто сгорел бы - подобная конструкция для железоплавиль­ной печи не подходит, следовательно, и воспоминания местных жителей, не более чем современные байки. Кокс без следов расплавленного железа натолкнул ис­следователя на мысль, что печь предназначалась для изготовления смолы, которая широко использовалась как герметик при постройке деревянных лодок на Бай­кале. Склон около печи оказался сплошь состоящим из отвалов золы и шлака. В прекрасно сохранившем­ся под землей просмоленном насквозь деревянном желобе были обнаружены старинные кованые гвозди, вероятно, плотно крепившие крышку над желобом. Об­наруженные гвозди сильно проржавели и сломались от прикосновения рук. Заключение после тщательно­го исследования - это старинная смолокурня, редкий исторический образец конструкции печи для изготов­ления смолы. Возраст её пока остается неизвестным, о её древности свидетельствуют выросшие вплотную 60-летние сосны, кованые гвозди и связывающий ма­териал каменной кладки, которым является глина, а не современный цемент.

     Секрет изготовления смолы из хвойных деревьев заключался в нагреве смолистой древесины без до­ступа воздуха. Стены каменного сооружения изнутри аккуратно обмазаны глиной, и шатер, вероятно, герме­тически закрывался после загрузки внутрь древесины, затем между двойными стенами разжигался огонь. Для увеличения тяги на торцах боковых стенок можно ви­деть квадратные отверстия для поступления воздуха в топку. Один цикл производства занимал несколько дней. Получаемая разогретая смола по деревянной тру­бе стекала в бочонок, а образовавшийся шлак шел в от­вал, который сейчас можно обнаружить под дерном на склоне рядом с печкой. В исторических текстах говорит­ся: «Курение смолы из сосновых пеньков и корней про­изводилось в особо устроенных небольших смолокур­нях. Деготь гнался на тех же смолокурнях из березовой коры - бересты. Добытые деготь и смола помещались в бочки и частью продавались скупщикам, которые от­правляли их в губернии, где хвойных и березовых лесов было мало. Часть смолы и дегтя продавалась на мест­ных рынках. Товар ходовой. Смолили суда, лодки, боч­ки, веревки, канаты. Дегтем смазывали телеги, упряжь, обувь, лечили людей и животных».

«Буряты сами строили лодки и карбасы, среди них были известные мастера, имена которых сохранились до настоящего времени. Лодки делали из кедра, самого легкого и прочного, мягкого и не тонущего, по их мне­нию, дерева. Иногда их строили из особо мягкой сосны, которая растет на острове Ольхон. На лодки идет кондовый, без сучьев лес. Лодку смолили дегтем, весло и руль изготовляли из тех же пород деревьев. Буряты занима­лись и бондарничеством, так как бочки под рыбу поль­зовались большим спросом».

     К сожалению, этот единственный примечательный исторический объект на побережье Малого Моря без­жалостно разрушается туристами и браконьерами-охотниками, сломавшими цельность кладки стены для удобства стрельбы по диким животным на солончаке.

     Дорога в этом месте проходит через густой лес. Найти шатровое сооружение достаточно сложно, ника­ких заметных ориентиров на дороге нет. Единственным приметным ориентиром будет русло сухого ручья и на­чало тропы в гору. От шатрового сооружения до брода через реку на мысе Улан-Ханском - примерно 3 км.