Выбери язык

English French German Korean

Ваши отзывы о турбазах

Cайт о Байкале

     Существует легенда о воинах Чингисхана, якобы доходивших до озера Байкал и перешедших по сухому перешейку на острове Ольхон. Монгольские воины, со­гласно легенде остановились табором на мысе Кобылья Голова и оставили после стоянки огромный чан с конским черепом. Легенду эту впервые опубликовал в 1750 г. немецкий историк академик Г. Миллер в своем классическом труде «Истории Сибири», названный за свой знаменитый труд «отцом сибирской истории». В первом параграфе своего сочинения, ставшего итогом долговременного путешествия с 1733 по 1743 г., «отец сибирской истории» пишет: «Сибирь стала известна России, не говоря уже о других европейских странах, не более 200 лет тому назад. Жители Сибири с древ­нейших времен больше старались прославить себя оружием, нежели описанием своих деяний. В ней не процветали ни науки, ни искусства, да и умение писать большей частью было мало распространено. Поэтому легко рассудить, что о древнейших событиях этой громадной азиатской страны трудно рассказать много до­стоверного или основанного на проверенных фактах.

     По рассказам монголов, Чингисхан имел свое глав­ное местопребывание при реках Ононе, впадающей в Шилку, и Куринлуме, впадающей в озеро Далай. Они же рассказывают, что Чингисхан иногда доходил со своими кочевьями до озера Байкал. Доказательством этого должен будто бы служить таган, поставленный им на горе на острове Ольхон, который находится на указанном выше озере, и на тагане большой котел, в котором лежит лошадиная голова. Хотя я не получил подтверждения этому от бурят, живущих в окрестно­стях озера Байкал и на острове Ольхон, я все же считаю приведенное известие о владениях Чингисхана весьма вероятными, так как первые завоеванные Чингисханом земли - Китай и Тангут - лежат поблизости».

     Вслед за Г.Ф. Миллером эту легенду воспроизвел в своих трудах другой известный исследователь Сибири И.Е. Фишер: «Среди озера Байкал лежит остров Ольхон, где на горе стоит будто таган, а на нем большой ко­тел; из чего заключают, что великий Чингисхан доходил с войсками до этих мест».

     В «Землеведении Азии» (1894 г.) об этой «басне» записан следующий комментарий: «Народные монголь­ские предания связывают с  островом Ольхон воспомина­ние о своем древнейшем герое - Чингисхане, и пове­ствуют, что он располагал стан свой на этом острове Далая, о чем конечно монгольская история умалчивает. Российский историограф Миллер не смог, однако, ни­как подтвердить это предание свидетельством бурят. Георги также ничего не узнал об этой басне со времен Карла Риттера». Получивший известность, благодаря опубликован­ной легенде о котле Чингисхана с конской головой, мыс Хорин-Ирги (Кобылья Голова) отделяет на севе­ре залив Хул от Малого Моря. Это соседний залив с бухтой Загли, глубоко вдающийся в сушу. Залив Хул удобен для стоянки судов, в нем часто ночуют туристи­ческие катера. В глубине залива на северном берегу находится бухта Саган-Хэр и небольшое реликтовое озеро Нуку-Нур (от бур. нухэн - «яма»), напоминаю­щее своим контуром сердце. По цвету вода в озере желтее, чем синяя вода залива, берега безлесные. На это озеро не садятся водоплавающие, а в теплой воде озера кишат разнообразные насекомые и личинки, своим обилием «живности» отпугивая от купания тури­стов. Озеро соответствует своему названию - «Озеро в яме», оно расположено в глубоком воронкообразном понижении рельефа. Вполне возможно, что в старину озеро в форме сердца, как большинство примечатель­ных природных объектов, имело местную легенду о своем происхождении, которая теперь забыта.

     Мыс Хорин-Ирги отделен от полуострова отвес­ной расщелиной шириной около 4 м и стенками вы­сотой до 10 м до самой поверхности воды, через которую летом можно проплыть на лодке, и напо­минает, если смотреть с гребня мыса, гриву лошади с опущенной в воду головой. Со стороны пролива Ольхонские Ворота с воды, двугорбый мыс скорее похож на спину верблюда, чем на гриву лошади. Скалистый обрывистый мыс не пригоден для выпаса животных и жилья, не удобен и для стоянки табором, более удобные места с широкими пологими берега­ми находятся в глубине залива. Гребень мыса узок, на нем нет места для табора с большим количеством воинов, отвесные скальные обрывы не позволяют спуститься лошадям к воде. Когда на мысе в начале XX в. решили построить дом для смотрителя маяка для него не нашли ровного места, пришлось возводить его на выносных сваях на крутом обрывистое южном склоне мыса. Свое название мыс получил, вероятней всего, из-за схожести с профилем гривы лошади с опущенной в воду головой.

      Подтверждения в исторических летописях леген­ды о посещении и пребывании Чингисхана на острове Ольхон не найдено. Эта легенда напоминает вымышленные средневековые рассказы о чудесах и фантастиче­ских походах Александра Македонского до границ обитаемого мира, куда на самом деле он не доходил. В сюжете легенды отражена традиция приписывать Чингисхану все более-менее значительные события глубокой старины и развалины сооружений, о проис­хождении которых уже забыли. Чан с конской голо­вой, оставленный по легенде на этом мысе, пример более позднего народного фольклорного творчества. Интересно отметить, что в XIX веке жители Ольхона были убеждены, что каменные стены на острове были построены монголами, хотя на самом деле они были возведены задолго до его рождения курыканами в V-X вв. К народному фольклору следует также отне­сти и существующую легенду об «якобы» захороне­нии Чингисхана в пещере шаманского мыса на остро­ве Ольхон или в Баргузинской долине, ничего общего с историческими реалиями эти рассказы не имеют. О том насколько неверным могут быть информаторы и народные сказания, показателен пример Баргузин­ской долины, где во время полевых исследований пять местных жителей в разных деревнях уверенно показали на пять разных соседних сопок, где как го­ворили им старики (бабушки) находится могила Чин­гисхана. Точно такие же рассказы можно услышать в Тункинской долине, в Забайкалье, в Казахстане и т.д. Конечно, для многих жителей Баргузинской доли­ны сопричастность родной местности к легендарным именам прошлого согревает душу, но объективности ради, надо заметить, что Баргузинская долина мало схожа с описанием протянувшейся до северного моря страной Баргучжин-Тукум.  Никаких свидетельств о посещении Чингисханом острова Ольхон на Байкале историки не нашли, а его сын Джучи, на самом деле никогда не ходил покорять лесные народы на Байкал, покоренные им лесные народы проживали далеко от озера Байкал.