Выбери язык

English French German Korean

Ваши отзывы о турбазах

Cайт о Байкале

     В древних преданиях рассказывается о 13 северных нойонах - сыновьях божественных тэнгриев, которые спустились с неба по просьбе людей, страдающих от болезней и голода, вершить суд над людьми и выбрали различные места проживания. Самый главный из них, старший и самый сильный Хан Хутэ-баабай (Хан Гхото-баабай) избрал местом пребывания пещеру на Шаман­ском мысе острова Ольхон. В шаманской традиции его образ наделен орлиным носом и орлиным взглядом, ви­дящим внутреннею сущность.

     По мнению ольхонского шамана В. Хагдаева, «стар­шим из этих 13 хатов, т. е. «ахалагша», является сын главы 55 западных небожителей Хан-Хурмас тэнгэри, хат по имени Хан Гхото-баабай». По словам ольхонских стариков, Хан Хутэ-баабай имеет три призрачных двор­ца: один - на небесах, второй - на земле, это мыс Скала-Шаманка, третий - в подземном мире. Одна из легенд гласит: «Хан Хутэ-баабай, сделавшись царем всех ша­манов, избрал постоянным местом пребывания остров Ольхон. Он стал хозяином острова Ольхон, а также защитником и покровителем всей шаманской религии северного тол­ка». Почитание его было так велико, что, даже следуя по особо важным делам, ни один из местных жителей не решался проскакать верхом на коне мимо мыса с пещерой. Копыта коней обвязывались сверху кожей, чтобы не цокали и не тревожили покой Великого Духа. Путники спешивались и проводили коня следом за собой на поводу. Известный российский ученый В.А. Об­ручев, производя в 1889 г. геологические исследования на Ольхоне, пишет: «...но всего замечательнее суевер­ный страх, который ольхонские буряты питают к пещере. Мимо Шаманской скалы нельзя проезжать на колесах, а только верхом или в санях, почему в летнее время со­общение между западной и восточной частями Ольхона производится только верхом, да и то в редких случаях, так как буряты вообще неохотно ездят мимо пещеры; кроме того, в том случае, если в одном из родов есть по­койник, членам этого рода, т. е. целой половине острова, запрещалось проезжать мимо пещеры в течение извест­ного времени; по этой причине мой проводник - бурят из Долон-аргуна довел меня до Хужира и вернулся назад, я же проезжал с другим крещеным бурятом мимо пещеры до улуса Харанцы и здесь взял другого проводника; на обратном пути было то же самое».

     Европейский путешественник Ю. Джулияни, побы­вавший среди бурят в начале XIX в., пишет: «Клятвы их достойны примечания. Исповедующие шаманскую веру весьма почитают одну скалу, находящуюся на острове Ольхон, в Байкале, и бурят, приведенный к этой скале, не осмелится утверждать лжи из боязни быть подавлен­ным ею; ему довольно присягнуть перед этим утесом, чтобы доказать справедливость своего иска. Это самая страшная клятва, которую может дать бурят».

     Н. Витсен, ученый из Амстердама, посетивший Рос­сию и опубликовавший труд «Северная и Восточная Тартария» в 1692 г. упоминает о «священной горе около Байкала, куда отправляются, чтобы дать клятву. Те, кто произносит ложную клятву или дает ложные показания, оттуда живыми не возвращаются. На западном берегу озера Байкал встречаются несколько братских юрт или жилищ. Эти люди поклоняются небу. Один очевидец рассказал мне, как он там видел, что они прикрепили к дереву головой вверх овцу или козу, представляя себе, что этим выражают почитание и служат небу. Один раз в году они приносят небу жертвы».

     Насколько изменились времена и вера можно су­дить по нынешнему отношению к Скале-Шаманке - местопребыванию, некогда особо почитаемого и грозного владыки острова Хан Хутэ-баабая. Ныне, у её подножия, в самом начале Сарайского пляжа, рядом со священной шаманской рощей, где сжигали и хоронили шаманов, мимо которой раньше нельзя было даже проходить, сейчас летом всю ночь работает дискотека с громкой музыкой. А запретная пещера, где обитает дух владыки острова, стала многолюдной от свободно посещающих её туристов.

     Основатель иркутской археологической школы Б.Э. Петри дает в 1918 г. точное представление об этом са­кральном памятнике природы и культуры: «Ольхонский эжин («хозяин» острова Ольхон) - великий шаман - по-видимому, владел когда-то островом Ольхоном и прилегающими к нему землями. После смерти он был обо­жествлен и теперь считается одним из самых сильных богов. По преданию, он был похоронен в пещере, обра­зовавшейся в скале, которая находится в пяти верстах от улуса Хужир. Скала эта состоит собственно из двух массивных остроконечных глыб белого мраморита, глубоко вдающихся в озеро Байкал. Среди темно-серых гней­совых утесов скала красиво выделяется на фоне синих вод Байкала. Вокруг раскинулся на много десятин за­поведный вековой сосновый бор, где ни один бурят не решится охотиться, так как все животные, живущие в этом лесу, составляют скот эжина.

       Эта пещера представляет одну из главных святынь бурят, и каждый бурят считает своею священной обязанностью хоть раз в жизни посетить Ольхон и пещеру.

     Когда ламы явились в Прибайкалье, они адаптиро­вали и ольхонского эжина, зачислив его в пантеон своих богов. В пещере они поставили жертвенные чашечки, курительницы и повесили хадаки. За последнее время, когда русское влияние, как на материальную культуру, так и на духовную жизнь бурят стало оказывать все бо­лее и более сильное действие и старая, «шаманская» вера начала рушиться, стены старой пещеры как бы не остались без ответа и начали постепенно сдвигаться. К этому же времени относится и разграбление пеще­ры неизвестными злоумышленниками, вывезшими из нее все, что было лишь возможно. К моему посещению пещера уже совсем почти сдвинулась, и остался лишь узкий и тесный проход. Трещины, избороздившие ска­лу, указывают на медленный сдвиг, и когда умрет ста­рая шаманская вера, не останется должно быть, и её святыни - пещера закроется навсегда».

     Во время противостояния ламаизма и шаманизма возник новый сюжет, однако этот миф, сочиненный ла­мами, не разделяют ольхонские шаманы: «В древние времена жил в шаманской пещере повелитель монго­лов Гэгэн-бурхан. Остров приглянулся потомку небес­ных тэнгриев - Хан Хутэ-баабаю и он вызвал на борьбу за право обладания островом Гэгэн-бурхана. Однако в долгой схватке никто не смог одержать победу. Спор решили разрешить жребием - у кого за ночь в чашке по­краснеет ольхонская земля, тому и достанется остров. Первым проснулся Хан Хутэ-баабай и увидел, что зем­ля в чашке покраснела у Гэгэн-бурхана. Не долго думая он подменил чашки и таким образом стал нынешним хозяином острова Ольхон. Именно поэтому суеверное местное население так боится нынешнего духа шаманской пе­щеры, опасаясь его коварства и вероломства».

    Ольхонский шаман В. Хагдаев рассказывает иную историю появления на земле Хан Хутэ-баабая, которая при сопостав­лении с другими источниками легенд им не противоречит и кажется более правдоподобной: «Есть устное предание о трех ольхонских старцах, ставших эжинами Ольхона, Кунты и Куртуна, записанное мною от Г.Б. Ханхасаевой (60 лет). В этом предании говорится, что землю в одно время заполони­ли шулмусы, насылающие бо­лезни: на скот - «милу», то есть черную оспу, на людей - язву и др. Тэнгэри, вняв молитвенным просьбам земных лю­дей, послали своих сыновей на землю, чтобы они уни­чтожили шулмусов. На земле они должны были родить­ся у бедных старых супругов.

Жили бездетные старик со старухой. Однажды в сумерки старуха вышла во двор, когда старик ушел на охоту, и вдруг увидела над коновязью (сэргэ) золотое светящееся яйцо. Не зная, что с ним делать, в карман положить - обожжет карман, в руку взять - руку обо­жжет, она, поразмышляв, проглотила это золотое све­тящееся яйцо. Через некоторое время она услышала трех духов. Первый дух сказал ей: «Мать наша, я выйду через твоё темечко». Второй дух сказал: «Мать наша, я выйду через твою правую подмышку». Третий сказал: «Я появлюсь как земной человек, через утробу матери моей». Первый из них стал Куртунским старцем, вто­рой - Кунтинским старцем, духом-эжином Сагаан-Забы и всей той местности. А третий стал Хан Гхото-баабаем. И постепенно они уничтожили всю нечисть - шулмусов, мангалхаев, шудхэров и т. д.».

     На Шаманском мысе ольхонские буряты давали клятвы, чтобы снять ложное обвинение или отстоять свою честь, и обещания об исполнении долга. Сюда приезжали бездетные супруги из дальних мест с просьбой о даровании детей. Как известно из преданий Хан Хутэ-баабай имел сына белоголового орла, по другому варианту легенды усыновил трех беркутов, которые впоследствии передали шаманский дар людям. От со­жительства этих трех орлов с бурятскими женщинами пошел род ольхонских шаманов шабууни ноед.