Cайт о Байкале

Просмотров: 3242

     С островом Ольхон связаны легенды о происхождении хоринских бурят и захоронении на нём прародителя всех бурят Барга-батора. Считается, что именно здесь охот­ник Хоредой встретил небесную деву-лебедь, от брака с которой произошли все буряты его рода. Хоринские буряты почитают лебедя как своего предка и раньше устраивали этой птице на Ольхоне родовые жертвопри­ношения. Представители других бурятских племён так­же считают лебедя неприкосновенной птицей. Изобра­жения тотемных птиц - лебедей можно увидеть среди петроглифов на беломраморном утесе Саган-Забе.

     По преданию кудинских бурят, родоначальником всех бурят был Барга-батор, который жил прежде около То­больска, и имел трех сыновей; старшего звали Илюдэр-Тургэн, среднего Гур-бурят, младшего Хоредой-мэргэн. Впоследствии старший сын Илюдэр-Тургэн остался ца­рем в Тобольске и от него произошли нынешние калмы­ки, а Барга-батор с двумя младшими сыновьями двину­лись на восток и остановились в Тункинском ведомстве. В этих местах остался жить средний сын Гур-бурят, от него произошли байкальские буряты, принадлежащие к племенам эхирит и булагат. Барга-батор из Тунки с младшим сыном Хоредой-мэргэном двинулся к северу по реке Лене и оставил Хоредоя царем в Якутской об­ласти, а сам двинулся обратно в Иркутскую область. Проникая в Якутскую область, Барга-батор имел битвы с местными жителями около Байкала, но что за народ были эти жители, предание умалчивает. Барга-батор умер на острове Ольхон в местности Шингил-шибэй. Другие говорят, что Барга-батор, возвратившись из Якутской области, умер немного ниже города Иркутск в местности Хоото-урур (ниже города на 6-й версте).

     Легенды гласят, что «Хоредой-мэргэн был отличным стрелком из лука, почти никогда не делал промаха. В течение нескольких лет он жил на Лене, занимаясь зве­роловством и питаясь мясом убитых диких зверей. Впо­следствии он женился на дочери неба и, прожив с нею несколько времени, двинулся обратно и переправился за Байкал, где и поселился.

     Потомками Хоредой-мэргэна считаются хоринские буряты на южной стороне Байкала и племена хангинцы и шараты - на северной».

     Бурятский этнограф М.Н. Хангалов от тайши Кудинского ведомства Михаила Бунаева в 1881 г. записал легенду: «На северной стороне Байкала жили три охот­ника, которые питались мясом зверей и птиц, убитых на охоте. Однажды все трое отправились на охоту, но ничего не убили. Двое их них пришли к балагану вперед третьего, который охотился вместе с ними, но отстал от товарищей. Пришедшие вперед сварили оставшееся от прежней охоты мясо, шесть шейных позвонков; из них пять съели, а шестой позвонок оставили товарищу, ко­торого звали Хоредой. Хоредой пришел с охоты, тоже ничего не убив. Товарищи сказали ему, что они остави­ли ему его пай, а свои съели. Хоредой сказал им: «Шей­ных позвонков оставалось шесть, а потому мне следует два позвонка, а не один. Мы живем вместе и должны все делить поровну. Так как вы меня обидели теперь, то я не желаю более жить с вами!». Сказав это, Хоредой отправился на южную сторону Байкала, который он пере­шел по льду. На южной стороне Байкала Хоредой зани­мался звероловством как прежде. Однажды он увидел в одном озере купающихся женщин, которые, выйдя из воды, обратились в лебедей и улетели. Хоредой стал ка­раулить. Лебеди опять прилетели на озеро; сняв с себя лебяжью одежду, они обратились в красивых женщин и начали купаться. Хоредой вышел из засады и взял одну лебяжью одежду. Купавшиеся женщины бросились из воды, надели лебяжью одежду и улетели. Одна из них осталась, потому что её лебяжью одежду Хоредой спря­тал. Хоредой взял её в жены, жил с ней и имел от нее детей, но впоследствии она напоила Хоредоя (вином) и, взяв свою одежду, улетела на небо».

В другом предании говорится: «Прародитель хоринских бурят по имени Хоредой-мэргэн некогда жил на острове Ольхон. Он женился на небесной девице-лебеди, дочери Хурмаста тэнгрия. Было у них одиннад­цать сыновей, давших начало одиннадцати хоринским родам. Жили они хорошо. Но вот однажды прилетел орел и унес с собою маленькую дочку одного бурята. Хоринцы посчитали это явление за особое знамение. Они решили, что всевышние дали им знать, что дальше оставаться жить на Ольхоне уже нельзя, поэтому они откочевали в Забайкалье, где живут и теперь».

     В «Сказаниях бурят», изданных в 1890 г. эта легенда изложена в следующей редакции: «Однажды Хоредой-мэргэн во время охоты увидел трех лебедей, которые прилетели к озеру Садамтын-саган и сели на берегу. Потом лебеди сняли с себя лебяжью одежду и обратились в трех необыкновенно красивых женщин, которые стали купаться в озере Садамтын-саган. Выкупавшись, вышли из воды, надели свою лебяжью одежду и улете­ли на небо. Это были небесные дочери, которые в виде лебедей обыкновенно прилетали купаться в озере Са­дамтын-саган и, выкупавшись, улетали на небо. Одни говорят, что озеро Садамтын-саган находится в низо­вьях реки Лены в Якутской области, другие - на южной стороне Байкала, в Монголии.

     Хоредой-мэргэн очень удивился и начал караулить лебедей, чтобы поймать одну из них, но это ему сна­чала не удавалось. Однажды небесные дочери в виде лебедей прилетели на озеро и, раздевшись, начали ку­паться. В это время Хоредой-мэргэн вышел из засады и похитил одну лебяжью одежду. Тогда небесные дочери бросились из воды, две из них надели на себя лебяжью одежду, улетели на небо; одна дочь неба не нашла своей одежды и осталась на земле. С этого времени Хоредой-мэргэн жил с этой небесной дочерью. У неё не было желанья убежать от своего земного мужа. Так они прожили на берегу Садамтын-саган в течение трех лет, но детей у них не было. Однажды Хоредой-мэргэн спросил у своей жены, дочери неба: «Вот мы живем в супружестве в продолжение трех лет, а детей не имеем; отчего это?» Тогда жена его, небесная дочь, ответила: «Если мы будем жить в этой местности, то не будет у нас детей». Тогда Хоредой-мэргэн спрашивает: «Куда мы должны переехать, чтобы иметь детей?» Жена от­ветила: «Мы должны переехать к югу за море; если туда переедем, у нас будут дети и множество потомков». Жену Хоредой-мэргэна звали Хобоши-хатун. Тогда Хоредой-мэргэн оставил Лену и переехал на южную сторону Байкала и там поселился на постоянное жительство.

     Они имели здесь небольшое хозяйство, но Хоредой-мэргэн по-прежнему охотился на зверей. На новой родине он имел от своей жены одиннадцать сы­новей и шесть дочерей.

     Однажды Хобоши-хатун спросила у своего мужа Хоредой-мэргэна, куда он девал её прежнюю лебяжью одежду. Хоредой-мэргэн сказал, что её лебяжья одеж­да до сих пор цела и неиспорченна и хранится недалеко от места, где они живут. Хобоши-хатун стала просить его, чтобы он показал ей её прежнюю лебяжью одежду, в которой она прилетела купаться в озеро Садамтын-саган. Хоредой-мэргэн подумал, что после такой про­должительной жизни с ним, родивши на земле одиннад­цать сыновей и шестерых детей, Хобоши-хатун, надев свою старую лебяжью одежду, не улетит на небо и не захочет оставить своего мужа и своих детей; он сходил за спрятанной лебяжьей одеждой, принес её и передал жене. Хобоши-хатун долго любовалась своей прежней одеждой. Потом она спросила у мужа позволения на­деть эту одежду на себя, чтобы он посмотрел: красива ли она в своей прежней одежде. Хоредой-мэргэн со­гласился. Ему тоже хотелось посмотреть на свою жену, красива ли она в своей прежней одежде. Она надела лебяжью одежду, села на полку и спросила мужа, кра­сива ли она. Хоредой-мэргэн сказал, что она красива, как и прежде, и любовался её красотой. Хобоши-хатун полетела в верхнее отверстие юрты, в которое выходит дым. В это время одна из шести дочерей её гнала тарасун. С криком «Куда, мама?» она схватила грязными руками за обе ноги лебедь-мать. Но Хобоши-хатун, вы­дернув ноги из рук дочери, вылетела из юрты и начала кружиться над ней. Она говорила в это время своему мужу и детям: «Вы, земные жители, оставайтесь на земле, а я, небесная, полечу на небо, на свою родину!» Потом она еще сказала им: «Весною и осенью, когда лебеди летят к северу и обратно, делайте обряд в честь мою!» Потом она благословила своих детей, чтоб они жили на земле счастливо, и улетела на небо.

     Когда она вылетела из юрты, дочь схватила её грязной рукой за ноги - оттого теперь у лебедей ноги черны». Обычай хоринцев брызгать вверх чай или мо­локо, когда пролетают лебеди, восходит к этому мифу.

     Бурятские летописи XVIII в.: «Потомками ойрат-монголов являются бурятские племена эхиритов и булагатов. Старшего звали Булагат, а младшего - Эхирит. Булагат имел 6 сыновей, а именно: Харанут, Хурамша, Олзон, Ашабагат, Буумал, Алагуй. У Эхирита было 8 сыновей, а именно: Баяндай, Абазай, Хонгодор, Готол, Буян, Абаганад, Баабай, Шоно. Так и жили они благо­получно и счастливо. Большинство их жило на запад­ной стороне Байкала, на реке Ангаре. Братья Булагат и Эхирит являлись родоначальниками множества родов, со временем составивших два самостоятельных племе­ни и поддерживавших родственные связи. Мы - шесть родов булагатов и эхиритов обитали компактно в одном краю. Родина наша находится па западной стороне Байкала, к востоку от р. Зулхэ (Лена)».

     В многочисленных легендах говорится о проис­хождении трех основных племен Прибайкалья от легендарных предков - Булагата, Эхирита и Хоредоя, а основной массы родов - от их сыновей и внуков. При этом наиболее часто имя прародителя хоринских бурят Хоредоя и имя прародителя всех бурятских родов ле­гендарного Барга-батора связывают с их пребыванием на острове Ольхон.